Как не платить кредит - ответы на вопросы. Антикредитный форум
Здравия тебе друг!
Меня зовут Сергей Рад и здесь я буду бесплатно отвечать на твои вопросы по самой острой для тебя проблеме - КАК НЕ ПЛАТИТЬ КРЕДИТ?
Задавай скорее свой вопрос!
Как не платить кредит - ответы на вопросы. Антикредитный форум

Форум для тех, кто волею судеб не может платить кредит, кто попал в трудную финансовую ситуацию и не знает, что делать. Обсуждение и ответы на вопросы

Курс Молодого Бойца Начинающего Бизнесмена

Поиск
 
 

Результаты :
 


Rechercher Расширенный поиск

Ключевые слова

Опрос
Партнеры
Создать форум



Вы не подключены. Войдите или зарегистрируйтесь

Как не платить кредит - ответы на вопросы. Антикредитный форум » Антикредитные новости » Финансовому омбудсмену Павлу Медведеву не хватает сотрудников | Нечем платить кредит

Финансовому омбудсмену Павлу Медведеву не хватает сотрудников | Нечем платить кредит

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз  Сообщение [Страница 1 из 1]

Финансовому омбудсмену Павлу Медведеву не хватает сотрудников | Нечем платить кредит


А. МИТНОВИЦКАЯ: У нас в гостях сегодня Павел Медведев, финансовый омбудсмен. Здравствуйте, Павел Алексеевич. 

П. МЕДВЕДЕВ: Здравствуйте. 

А. МИТНОВИЦКАЯ: Я Вас спросила до эфира: «Как дела?». А Вы сказали: «Не очень». Теперь уже в эфире рассказывайте всем нашим слушателям, что у Вас приключилось. 

П. МЕДВЕДЕВ: Дела идут не очень хорошо. Моя служба, служба финансового омбудсмена, создана, как известно, Ассоциацией российских банков. Ассоциация российских банков поддерживает её уже 5 лет, но расширить эту службу она не в состоянии, потому что моим сотрудникам надо платить зарплату. Поэтому сколько есть сотрудников, столько и есть. 

А. МИТНОВИЦКАЯ: А сколько у Вас сотрудников? 

П. МЕДВЕДЕВ: У меня 4 сотрудника: три содержательных и один сотрудник, который ведёт учёт. И я сам. 

А. МИТНОВИЦКАЯ: Итого – «великолепная пятёрка». 

П. МЕДВЕДЕВ: Да. Так вот, сотрудников столько, сколько есть, а поток писем увеличивается. И в последние несколько лет мы захлебнулись. Мы уже не успеваем обрабатывать ту почту, которая приходит. 

А. МИТНОВИЦКАЯ: Сколько в день валится? 

П. МЕДВЕДЕВ: Мы не можем ответить даже на этот вопрос. Мы можем сказать, какая наша производительность труда. Если никто не болеет, если никто не в отпуске, мы можем обрабатывать 700 заявлений в месяц. А, к сожалению, люди болеют. К счастью, иногда бывают в отпуске. Поэтому в среднем мы обрабатываем немного меньше. Но поступает больше, по моему ощущению, порядка тысячи. И, конечно, если это будет продолжаться долго, то боюсь, что наши сограждане будут не очень довольны. 

А. МИТНОВИЦКАЯ: Это может означать, что служба финансового омбудсмена может прекратить своё существование? 

П. МЕДВЕДЕВ: Да, и это было бы очень нехорошо. Правда, готовится закон о финансовом уполномоченном, который, конечно, предоставит этой службе значительно большие ресурсы, чем те, которые есть сейчас. Закон принят в первом чтении, готовится второе чтение. Сегодня я как раз был на обсуждении текста второго чтения в Институте государства и права Российской академии наук. Это очень важный институт в юридической области. И там были высказаны некоторые пожелания. Там был председатель комитета, который ведёт этот закон – Николай Николаевич Гончар. Я думаю, что, в конце концов, второе чтение будет подготовлено, закон будет принят. И этот тупик, в который мы сейчас попали, рассосётся. 

А. МИТНОВИЦКАЯ: А если всё получится так, как Вы говорите, как Вы будете делить работу и полномочия? Кто за что будет отвечать? 

П. МЕДВЕДЕВ: Моя служба, безусловно, прекратит работу. И будет работать финансовый уполномоченный, теперь уже по-русски. Если я называюсь финансовым омбудсменом, то в законе решили написать «финансовый уполномоченный». 

А. МИТНОВИЦКАЯ: То есть фактически всё то же самое, но штат будет побольше? 

П. МЕДВЕДЕВ: Не совсем то же самое, потому что сейчас я – договорной финансовый омбудсмен, а по закону будет уже законный уполномоченный. И у него будут некоторые права. Его решения, кроме решений одного типа, будут обязательны сначала для банков и страховых компаний, а потом для большего круга финансовых организаций. Через два-три года решено расширить этот круг. А на первом этапе только банки и страховые. 

А. МИТНОВИЦКАЯ: Вообще это уже немало с точки зрения ответственности и власти. 

П. МЕДВЕДЕВ: Да, лиха беда начало. Если начнётся работа финансового уполномоченного для банков и страховых компаний, я думаю, что за короткое время его полномочия расширятся практически на всю финансовую систему. В первом чтении есть ограничение суммы спора между финансовой организацией и человеком – не больше 500 тысяч рублей. Ко второму чтению готовится поправка, уступка финансовому сообществу, которое, конечно же, опасается, что этот новый институт может быть не очень комфортным для финансового сообщества – до 150 тысяч рублей. Эта поправка не в пользу граждан компенсируется поправкой, которая очень сильно в пользу граждан. Для того чтобы объяснить смысл этой поправки, я объясню, какова статистика обращений. На первом месте по частоте обращений просьба по реструктуризации долга. Человек понимает, что он не справляется с теми выплатами, которые ему положены. Скажем, ему надо платить 20 тысяч рублей в месяц, а он потерял работу или заболел, и так много платить не может. Либо какое-то время вообще не может платить и просит 3–4 месяца перерыв в платежах. Предположим, что он просто получает меньшую зарплату. И столько, сколько прописано в договоре, платить не может, а меньше может. И он понимает, что тогда он должен платить дольше. Просьба о реструктуризации всегда была на первом месте. Только вначале она обгоняла следующую по частоте в два раза, потом в три раза, а сейчас недавно мне сотрудники подготовили статистику по месяцу, и на первом месте просьба о реструктуризации. На втором, с отставанием в 15 раз, просьба о консультации. Кстати говоря, это очень положительное явление, что люди стали часто обращаться за консультацией. Это только в 2015 году. А на третьем месте, с отставанием в 30 раз – жалобы на то, что взыскание долгов ведётся некорректным образом. Так вот реструктуризация будет разрешена финансовому уполномоченному, без ограничения суммы долга. Правда, принятое им решение не будет обязательным для кредиторов. 

Но Центральный банк предлагает выдать в руки финансовому уполномоченному «морковку». «Морковка» будет заключаться в том, что если банки согласятся на реструктуризацию, то реструктуризированный долг будет считаться хорошим, и не надо будет создавать резерв. Резервы – это бич для банков. Резервы съедают капитал. Если слишком много резервов, то могут отозвать лицензию. Если кредит реструктуризирован и обслуживается хорошо, то он будет считаться первосортным. Не надо будет создавать резервы. Я думаю, что эта «морковка» настолько привлекательна, что банки будут соглашаться. Так выглядит ещё не официальный текст второго чтения. За него еще не проголосовали, но мне кажется, что он уже достаточно хорошо подготовлен к голосованию. 

А. МИТНОВИЦКАЯ: Всё это очень плотно соприкасается с законом о банкротстве. 

П. МЕДВЕДЕВ: Вы абсолютно правы. Причём закон о банкротстве без закона о финансовом уполномоченном существовать не может. 

А. МИТНОВИЦКАЯ: Но закон уже принят, вступил в действие с 1 октября, а финансового уполномоченного ещё нет. 

П. МЕДВЕДЕВ: Это правда, поэтому надо торопиться. Дело в том, что закон о банкротстве физических лиц назван неудачно. Я бы назвал его в просторечии законом о реструктуризации, потому что там две трети текста посвящено реструктуризации. 

А. МИТНОВИЦКАЯ: Слово «реструктуризация» – длинное. А банкротство – понятно. 

П. МЕДВЕДЕВ: Ну, хорошо, мы уже, кажется, начали привыкать, этого слова уже не очень пугаются. Но этот закон касается, во всяком случае, по духу, людей, у которых большие суммарные долги. 500 тысяч рублей и больше. Правда, там есть статья, которая даёт послабление гражданину, и гражданин может обратиться в суд, даже если у него задолженность меньше. Но даже если считать, что требуется, чтобы долг был большой, всё равно обратиться в суды соберётся приблизительно полмиллиона граждан. А суды-то арбитражные, и им бы справиться с этим потоком в 500 тысяч человек. А если расширить возможности обращения, то есть позволить просить реструктуризацию через суд тем людям, у которых долг меньше 500 тысяч рублей, тогда наберётся 5 миллионов человек. И с 5 миллионами суды не справятся точно. Поэтому их надо отправить к финансовому уполномоченному, который будет работать значительно быстрее, чем суды. Потому что ему позволительно не быть очень точным, когда сумма долга маленькая, небольшая ошибка не стоит того, чтобы тратить много денег для её исправления. Важно решить проблему быстро. Конечно, если кредитор возражает, то финансовый уполномоченный услышит возражения и попытается быть справедливым. Но он принимает решения быстро и дёшево, и это важно. 


Сергей Рад пишет:Напомню, что за моей процедурой банкротства физлица ты можешь следить в первом антикредитном реалити-шоу "Мытарства банкрота" здесь.  http://neplatitkredity.forum2x2.ru/f13-forum



А. МИТНОВИЦКАЯ: Это понятно. Как скоро, по-вашему, он может появиться? 

П. МЕДВЕДЕВ: Я надеюсь, что очень скоро. Потому что сегодня было совещание у юристов. С неделю назад было совещание в Центральном банке, которое вела Эльвира Набиуллина, которая прекрасно понимает, какие законы нужны. Она поддержала закон о финансовом уполномоченном. Я думаю, что в ближайшее время всё-таки закон будет принят. Даже если бы не было таких положительных сдвигов, о которых я говорю, эти оба закона настолько важны, что один уже вступил в силу, а отсутствие другого беспокоит очень многих. Я думаю, что он будет принят. 

А. МИТНОВИЦКАЯ: Я правильно понимаю, что эту должность автоматически займёте Вы? 

П. МЕДВЕДЕВ: Нет. Я бы с удовольствием, но это решение будет принято по процедуре, которая описана в этом же законе. Там будет совет службы финансового уполномоченного, он создаётся некоторым специальным образом. Там есть представители Центрального банка, правительства, финансового рынка, организаций, которые защищают права граждан. И этот совет будет принимать решение о назначении финансового уполномоченного. 

А. МИТНОВИЦКАЯ: Но Вы будете в этом участвовать? У Вас есть желание, силы, интерес? 

П. МЕДВЕДЕВ: Интерес, конечно, очень большой, но принимать решение буду не я. 

А. МИТНОВИЦКАЯ: Давайте разберёмся с законом о банкротстве. Принять-то его приняли, ввели в действие, но как будто что-то пошло не так, в другую сторону. Появились какие-то явные жертвы среди известных бизнесменов. Там и Кехман, и Исмаилов, и Мамедов, и вот Сафина с семьёй хотят подвести под этот закон. Нет такого ощущения, что он заработал не в том направлении? 

П. МЕДВЕДЕВ: Это ощущение появилось слишком скоро, ведь ещё нет судебной практики. Честно сказать, я нахожусь в состоянии некоторой тревоги, потому что у нас частенько правоприменительная практика не очень хороша. Но тут есть надежда на то, что дело пойдёт так, как надо, потому что банкротство и реструктуризацию поручили арбитражным судам. С одной стороны, это конечно, не очень хорошо, потому что арбитражных судов мало. Но с другой стороны, это прекрасно, потому что арбитражные суды имеют опыт работы с экономическими проблемами. Они банкротят юридических лиц уже много лет, лет двадцать. Так что есть надежда, что правоприменительная судебная практика будет положительной. В том, что кредиторы подали иски на банкротство своих должников, ничего страшного нет, если суд будет справедливым и скорым. Так, чтобы душу из человека не вытряхнул, прежде чем будет принято решение. Но пока прошло несколько дней, поэтому нам очень трудно сформировать какое-то мнение. Подождём. 

А. МИТНОВИЦКАЯ: Но вместе с тем Вы говорите, что Вы в тревоге. 

П. МЕДВЕДЕВ: Я в некоторой тревоге, потому что есть общая российская проблема правоприменительной практики. Но надежда меня не оставляет, во всяком случае, пока, потому что арбитражные суды завоевали авторитет своей деятельностью в последние довольно много лет. 

А. МИТНОВИЦКАЯ: Вопрос от слушателя: «Откуда взялось признание банкротства человека без фирмы, без их просьбы? В этом есть что-то нехорошее и страшное. Вам не кажется?» 

П. МЕДВЕДЕВ: Подождите, если фирма банкротится, то совсем не обязательно, чтобы она об этом попросила, хотя такое возможно. Если фирма не может платить по своим долгам, то какая-то процедура исправления ситуации должна быть. Либо фирме предложат реструктуризировать долги, то есть другую схему выплат, либо банкротство в прямом смысле. То есть продажа имущества, которое можно продать, и распределение вырученных денег пропорционально требованиям кредиторов. Ровно то же должно быть с человеком. То, что такая процедура не существовала до 1 октября, это позор для нашей юридической системы. Дело в том, что альтернатива, которая была до 1 октября, приводила к тому, что человек, который не мог выплатить долг, например, потому, что заболел и стал инвалидом 1 группы, а у меня среди заявителей таких немало, оставался должником до гробовой доски. Разве можно так мотать нервы человеку, которому надо лечиться в физическом смысле? 

А. МИТНОВИЦКАЯ: С другой стороны, долг реструктуризируют, он платит меньше, но дольше. Куда дальше гробовой доски? 

П. МЕДВЕДЕВ: Не дольше трёх лет, так написано в законе. Мне-то как раз кажется, что три года – это маловато. Я бы оставил 5, как в одном из предыдущих вариантов. Но написано – три, и я думаю, что пока надо попытаться выполнить тот закон, который написан. И если мы увидим, что что-то не так, если судьи увидят, что что-то не так, они будут инициаторами исправления. А пока надо действовать в рамках принятого закона. 

А. МИТНОВИЦКАЯ: Слушатель пишет: «Получается в каком-то смысле возврат к парткомам, горкомам, которые решали хозяйственные вопросы без судов, волокиты и, как правило, по совести. А как их ругали ельцинисты!». 

П. МЕДВЕДЕВ: Если речь идёт о финансовом уполномоченном, то в каком-то смысле этот сарказм я принимаю. Но только есть такое стихотворение у Пушкина: «Движенья нет, сказал мудрец…». А другой встал и начал ходить перед первым. И тем самым доказал, что движение есть. И вот я сейчас встану, и начну ходить, правда, в переносном смысле. Практически во всех странах, название которых я могу произнести, финансовый уполномоченный или финансовый омбудсмен существует и работает прекрасно. Ладно, за морем – в Англии, в Германии – мы привыкли к тому, что у них там живут особые народы, и менталитет у них другой. Но в постсоветском пространстве тоже. В Армении, стране очень неблагополучной в экономическом смысле, финансовый уполномоченный действует уже лет десять. Работает, как часы. Я случайно имел возможность проверить качество работы. 

Я был в Ереване на Всемирном съезде омбудсменов, который ереванский омбудсмен устраивает каждый год. Я был в Ереване первый раз, вышел погулять по городу. Навстречу идут два больших человека – больших и в высоту, и в ширину. Вдруг обращаются ко мне: «Павел Алексеевич, мы ваши бывшие студенты». А я, действительно, 20 с лишним лет преподавал на экономическом факультете Московского университета. Куда я ни приду, всюду мои бывшие студенты: председатель Центрального банка – моя бывшая студентка, предыдущий председатель – мой бывший студент, министр экономики – мой бывший студент, Дворкович, и так далее. Конечно, я не могу их вспомнить, и они мне объясняют почему: «Мы когда были студентами, мы были тоненькими, как тростинки, а теперь растолстели». И приглашают меня в ресторан – армянское гостеприимство. А организаторы съезда – тоже армяне, они тоже гостеприимны. И я подумал, что если ещё в один ресторан пойду, то в Армении навсегда и останусь. Я им это объясняю. «Ну а что мы для Вас можем сделать?». Вот что Вы можете сделать: «Найдите мне людей, которые обращались в институт финансового уполномоченного, пусть они расскажут, какое у них впечатление». На следующий день приводят мне четверых граждан, каждый из которых рассказывает свою историю обращения к финансовому омбудсмену. 

Каждый из них выдвигал требования большие, чем те, которые были удовлетворены. Но каждый из них сказал, что считает решение финансового омбудсмена справедливым. Такая случайная проверка с таким замечательным результатом доказывает, что движение есть. 

А. МИТНОВИЦКАЯ: Вы не думаете, что Ваши ереванские студенты как-то связаны с ереванским финансовым омбудсменом и хотели сделать ему хорошую репутацию? 

П. МЕДВЕДЕВ: Нет, они не связаны. Они действительно искали через знакомых, через родственников, и за сутки нашли. Это доказывает, что омбудсмен может работать справедливо, как хороший партком. Парткомы иногда были хорошими. 

А. МИТНОВИЦКАЯ: Вопрос от слушателя: «Когда Центробанк запретит выдавать кредиты (в том числе микрокредиты) дороже трёх ключевых ставок Центробанка? 1000% годовых за микрокредит – это нормально? Это мафия, это финансовый геноцид. Куда смотрит Центробанк и, судя по всему, Ваша студентка?». 

П. МЕДВЕДЕВ: Очень трудно отвечать на этот вопрос, потому что люди подготовлены к тому, чтобы меня не слышать. Если выдаётся микрокредит на неделю, и он очень маленький, скажем, 500 рублей, то он вынужденно очень дорогой, потому что кто-то эти 500 рублей должен подержать в руках, подготовить документы, расписаться 20 раз и только после этого выдать эти деньги, а через неделю их забрать обратно. Намного дешевле выдавать миллиард долларов в кредит «Газпрому», потому что операции те же самые, а выдаёшь миллиард. На каждый рубль затраты труда значительно меньше. Поэтому если короткий и маленький кредит пересчитать на год, то он будет очень дорогим. Но если через неделю человек его возвращает, то он выплачивает не очень большую сумму. А эти 500 рублей, вполне возможно, ему нужны как жизнь, потому что кто-то заболел, а у него нет денег на покупку лекарств. А когда будет зарплата, уже не нужно будет лекарство, потому что человек не доживёт. Эта услуга нужна. Если её слишком жёстко регулировать, она станет ещё дороже. Такие кредиты будут выдавать не микрофинансовые организации, а бандиты на рынке, как и было в 90-е годы. И когда нужно будет возвращать деньги, они вас будут ставить на счётчик, и если не будете возвращать вовремя, придут с ножом. 

А. МИТНОВИЦКАЯ: То есть лучше высокие процентные ставки, но легально, и никого не ждёшь за дверью? 

П. МЕДВЕДЕВ: И конкурентно. Наоборот, надо на этот рынок привлекать больше микрофинансовых организаций, чтобы они между собой конкурировали и предлагали более дешёвый кредит, чтобы вы его взяли. 

То, что я говорю, не слышат. Человек так хочет получить дешёвые деньги, что он возвращается мыслями в советские времена, когда всё было дёшево, только ничего не было. Цены были низкими, а товара не было. Ровно то же самое и с кредитами. Либо вы добиваетесь очень жёсткой конкуренции, когда продавцы борются не с вами, а друг с другом, либо вы начинаете регулировать цену, в данном случае цену денег, и тем самым загоняете людей на заднее крыльцо. В магазине ничего нельзя было купить по объявленным советским ценам, а с заднего крыльца за тройную цену вы могли купить. И кому вы эти деньги отдавали? Жулику – директору магазина. Хотите иметь дело с жуликами? Голосуйте против меня. 

А. МИТНОВИЦКАЯ: Слушатели пишут: «Мы прекрасно слышим и видим, особенно на кассах, в платёжках, в налогах, в штрафах, в ценах на всё. Мы устали от этого роста цен. Павел». 

П. МЕДВЕДЕВ: Да, я это прекрасно понимаю. Но беда состоит не в том, что недостаточно регулирования, а в том, что регулирования слишком много. Зарегулировали до такой степени, что какой-нибудь маленький бизнесмен выходит со своим делом, а ему чиновник под столом лапу протягивает и говорит: «А ну-ка на лапу положи. А то это у тебя не то, то не так, это не написано, вывеска не такая». Цены такие высокие именно потому, что предпринимателю невозможно продохнуть. Если бы было больше свободы для предпринимателей, то они бы не с вас драли деньги, а между собой конкурировали. Они бы становились всё более эффективными. И цены бы падали, они хотели бы остаться на рынке. А для того, чтобы остаться на рынке, они должны были бы вас привлекать к себе хорошими условиями и хорошими ценами. 

А. МИТНОВИЦКАЯ: Кстати, из последних новостей: есть предложение ограничить банки во взимании штрафов за просрочку ипотеки. Как Вам эта идея? 

П. МЕДВЕДЕВ: Штрафы – да, они, по-видимому, должны регулироваться. Штрафы не должны быть абсурдно большими. Когда человек должен в основном штрафы, а не тело долга, то я склонен думать, что такое регулирование возможно. Но оно должно быть очень аккуратным и хорошо продуманным, так чтобы за углом с вас не сдирали то, что вы выиграли за счёт регулирования. 

А. МИТНОВИЦКАЯ: Звучало предложение – не больше 20% за неустойку. Нормальная цифра? 

П. МЕДВЕДЕВ: Не готов говорить про 20% или 25%. Все палки о двух концах. Те деньги, которые человек получил в кредит, кто-то принёс в банк и положил на депозит. 

А. МИТНОВИЦКАЯ: Да, это надо помнить. Слушатель не унимается: «Павел, Вы нас не слышите. Нефть в три раза упала. А цены на бензин и проезд? Не надо слов, давайте смотреть на факты». 

П. МЕДВЕДЕВ: Дорогие мои, вы иногда говорите в долларах, а иногда в рублях. В рублях нефть стала дороже или дешевле? А бензин вы покупаете – платите рублями или долларами? В рублях нефть подорожала, и бензин в рублях подорожал. 

А. МИТНОВИЦКАЯ: Мне кажется, они Вас распаляют. «Когда Ваши студенты, руководящие Центральным банком и финансовым блоком правительства, сделают стоимость кредитов для населения и бизнеса равной стоимости кредитов в Евросоюзе и США? Через 70 лет, через 100?» 

П. МЕДВЕДЕВ: Ровно тогда, когда чиновник перестанет толкать предпринимателя под руку. Сегодня прошло такое сообщение: в Крыму виноделы жалуются на то, что их заставляют тару поднять на 16 сантиметров от пола. Таков российский стандарт. А у них оборудование устроено так, что тара на 15 сантиметров от пола. Значит, им сейчас надо потратить огромные деньги для того, чтобы на 1 сантиметр поднять тару. А на Западе, где классика производства вина, полагается 15 сантиметров от пола, и вино получается прекрасное. Так в чём проблема? В 1 сантиметре? И это сообщение мне напомнило о судьбе одной знакомой швейцарско-российской семьи. Жена – русская, а муж швейцарец, из старинной винодельческой семьи. Он любит свою жену до такой степени, что переехал в Россию, в Краснодарском крае нашёл участок земли для винограда лучше, чем в Швейцарии. Стал производить вино, которое победило абсолютно на всех конкурсах. Но приходят проверяльщики и говорят: у вас это не так, это не так, платите штраф. Он замучился и бросил, перестал производить вино. Вернулся в Швейцарию, где не приходят и не проверяют. Так в чём проблема? 

А. МИТНОВИЦКАЯ: Жену-то хоть не бросил? 

П. МЕДВЕДЕВ: Жену не бросил, вместе с женой уехал. Бедная жена плачет, потому что тоже любит родину. 

А. МИТНОВИЦКАЯ: Давайте ещё о банках в двух словах. Центробанк сегодня трёх банков лишил лицензии. А Вы говорили о том, что всё идёт к тому, что у нас в стране останется всего несколько банков. 

П. МЕДВЕДЕВ: Не говорил такого никогда. Не знаю, сколько останется. Один из предыдущих председателей Центрального банка сказал, что им важно знать не то, сколько банков остаётся на рынке, а сколько хороших банков там остаётся. Центральный банк прижат к стенке. Если банк не может выполнять свои обязательства, то есть не может вернуть те деньги, которые мы ему доверили, – что делать, приходиться отзывать лицензию. Уверяю вас, что руководители Центрального банка, отзывая лицензию, не испытывают никакой радости. 

А. МИТНОВИЦКАЯ: Сегодня звучала такая мысль от Сергея Хестанова, экономиста, что Центробанк не отнимает лицензии, когда всё в экономике совсем плохо. Как Вам такая версия? 

П. МЕДВЕДЕВ: Это очень сложная мысль. Я думаю, что Центральный банк действительно прижат к стенке. Если он видит, что в бюджете банка дыра, и, следовательно, он не сможет выполнить свои обязательства, то чем скорее будет отозвана лицензия, тем менее катастрофичной будет разница. Поэтому ещё раз повторяю, Центральный банк вынужден поступать так, как поступает. 

А. МИТНОВИЦКАЯ: А как относиться к тому, что арбитражный суд Москвы признал банкротом банк «Российский кредит» – тот самый, который входил в топ-50 российских банков по величине активов? Как это вообще возможно? 

П. МЕДВЕДЕВ: Плохо это, очень печально. Но отчасти это происходит оттого, что плохая конъюнктура рынка. Те самые виноделы, которые поднимут на 1 сантиметр свои бутылки, взяли у кого-то кредиты, и вместо того, чтобы на эти кредиты производить вино, они будут производить 1 сантиметр. Вернут они кредиты или нет? Я не уверен. 

А. МИТНОВИЦКАЯ: То есть дело только в этом? 

П. МЕДВЕДЕВ: Дело в том, о чём наш президент сказал 25 раз, – в инвестиционном климате. Если для предпринимателя здесь земной рай, тогда кредиты становятся очень дешёвыми. Если рая нет, тогда и инфляция очень высокая. 

А. МИТНОВИЦКАЯ: Тогда и кредиты не нужны. 

П. МЕДВЕДЕВ: Тогда инфляция очень высокая, а стоимость кредитов никак не может быть ниже инфляции, потому что иначе кредитор дарит деньги заёмщику. 

А. МИТНОВИЦКАЯ: Ещё хотела спросить Ваш взгляд на создаваемое Транстихоокеанское партнёрство, так называемое ТТП. Вы скорее за или против? 

П. МЕДВЕДЕВ: Я не за и не против, потому что это в другом царстве-государстве. 

А. МИТНОВИЦКАЯ: Но Вас эта новость обрадовала или расстроила? 

П. МЕДВЕДЕВ: Отчасти обрадовала, отчасти расстроила. Обрадовала потому, что люди заняты делом. Как Европейское сообщество очень сильно облегчило торговлю, скажем, между Францией и Германией – не надо валюту менять. Нечто похожее делают сейчас. На этот раз неевропейское сообщество, которое значительно облегчит торговлю. Для экономического процветания мира это плюс. Досадно, что мы там не участвует. 

А. МИТНОВИЦКАЯ: А, по-Вашему, нас это затрагивает? То есть если мы не в деле, то мы проигрываем? 

П. МЕДВЕДЕВ: Конечно, относительно мы проигрываем. Абсолютно – нет, мы остаёмся на том же месте, на котором находимся сейчас. Но хочется же прогресса. Я надеюсь, что, в конце концов, за счёт нашей внешней политики, нас, может быть, примут даже в европейское сообщество. У меня есть общий знакомый с министром иностранных дел, который говорит, что наш министр – гений. Надо поручить ему, чтобы нас приняли в европейское сообщество. 

А. МИТНОВИЦКАЯ: Вы думаете, нет такого поручения? И вообще надо ли нам, чтобы нас приняли в европейское сообщество? 

П. МЕДВЕДЕВ: Европейское сообщество за счёт своего объединения очень выиграло. Если оглянуться на 30 лет назад, Европа была несравненно беднее, а такие периферийные страны, как Ирландия, просто жили почти в нищете. Теперь просто небо и земля. 

А. МИТНОВИЦКАЯ: ВТО во всей этой истории отмирает само собой? Его выбрасывают в мусорную корзину? 

П. МЕДВЕДЕВ: Нет, конечно, не отмирает. ВТО устанавливает некоторые правила. А правила, которые будут действовать в этом сообществе, ещё лучше, чем правила ВТО. То есть правила ВТО не нарушаются, но гарантируется нечто лучшее, чем ВТО. 

А. МИТНОВИЦКАЯ: Звонок от слушателя. 

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Для чего существует ежедневная отчётность от банков Центральному банку? Почему они начинают отзывать лицензии только тогда, когда руководство всё разворовало и уехало? 

П. МЕДВЕДЕВ: Я принимаю Вашу претензию, правильная претензия. Но обратите внимание, что Ваша претензия ровно обратная от претензий общественного мнения. Общественное мнение упрекает Центральный Банк за то, что он слишком много и слишком быстро отзывает лицензии. Вы правы, а не общественное мнение. Действительно, отзывать надо раньше. Но для этого надо немного успокоить общественное мнение. 

А. МИТНОВИЦКАЯ: А при чём здесь общественное мнение? Если они действительно работают, пристально следят за активами банка и за тем, какую политику он ведёт? 

П. МЕДВЕДЕВ: Все мы живём в обществе, нам нужно обращать внимание на его мнение. 

А. МИТНОВИЦКАЯ: Это всё высокие категории, а речь-то идёт об экономике, о работе. 

П. МЕДВЕДЕВ: Центральный банк понимает, что если он очень рано отзовёт лицензию, то он не может гарантировать, что правоохранительные органы найдут те деньги, которые будут в момент отзыва лицензии украдены. 

А. МИТНОВИЦКАЯ: На этом нам надо заканчивать. Павел Медведев, финансовый омбудсмен был в студии.

Источник: http://rusnovosti.ru/posts/390379


_________________
Пошаговая инструкция для начинающих из 5 шагов, что делать если нечем платить кредит здесь. http://vk.cc/4knj1d
Посмотреть профиль http://neplatitkredity.blogspot.ru/
Опубликовать эту запись на: Excite BookmarksDiggRedditDel.icio.usGoogleLiveSlashdotNetscapeTechnoratiStumbleUponNewsvineFurlYahooSmarking

Нет комментариев.

Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу  Сообщение [Страница 1 из 1]

Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения